7 годов назад, 2 мая 2014 года, в Одессе случилось масштабное убийство обитателей — не напрасно эту случившееся назвали новым Холокостом. В ту весну в городе формировалось народное движение, готовое противодействовать радикальным националистам, начинавш?? править бал на Украине. Противники государственного переворота на Украине проводили пожизненный митинг на Куликовом поле, разбив там городок из палаток. Перед футбольным игрой в город нахлынули поклонники, а с ними националисты. В центре города начались кавардаки, часть антимайдановцев обязана была укрыться в Доме профкомов. Он был обстрелян и подожжен; людей, которые выпрыгивают из горящих окон, «снимали» снайперы либо добивали на земле ногами. В данном аду погибли 42 человека, еще шестеро были убиты на улицах, больше 240 пострадали. А 2 мая вошел в историю Одессы как самый темный день, который стал переломным моментом в политическом упадке на Украине и началом гражданской войны в Донецке. Что поменялось за эти 7 лет, ведает "РГ" активный участник движения "Куликово поле" Морис Ибрагим.

Морис, что намечается в этом году?

Морис Ибрагим: Каждый год 2 мая Одесса поминает погибших у Дома профсоюзов, где все произошло. Выйдем и в этот раз. Несмотря на угрозы, несмотря на то, что власти запретили нам вывешивать наш баннер с фотопортретами погибших. В прошлом году его также запрещали вывешивать, но мы все-таки сделали это. Неделю назад кто-то поглумился над самодельной памятной доской на Куликовом поле — люди возлагали там цветы, и стояли фотографии с лампадками.Все разрушили, сломали. Но одесситы, и, конечно, матери погибших продолжают приходить на Куликово поле, к зданию профсоюзов каждое воскресенье. А 2 мая на площади собираются тысячи одесситов. Они приходят семьями, с детьми и цветами. По традиции, мы запустим шары в небо и живых голубей. На этот раз дата совпадает с Пасхой, возможно, придет меньше людей, но никто не забывает эту трагедию.

Семь лет прошло с момента трагедии в Одессе

Фото: Архип Верещагин/ТАСС

В этот же день 2 мая намечается Марш неонацистов, в котором, по некоторой информации, примут участие члены запрещенной в РФ организации "Национальный корпус" и других радикалов. Не боитесь ли столкновений?

Морис Ибрагим: Да, такие демарши также происходят каждый год. Городские власти уведомлены, они дали разрешение на это шествие. Не знаю, зачем оно — возможно, именно для устрашения тех, кто идет на траурный митинг. И почему его разрешают — создается тревожная обстановка и возможность для провокаций. Одновременно в городе усилены наряды полицейских и даже военных. МВД сообщило, что "к обеспечению общественной безопасности" будет привлечены 1,3 тысячи полицейских и почти столько же солдат Нацгвардии, силы подтягиваются из других регионов Украины, подходит бронетехника, площадь оцепляют, чтобы якобы не допустить нарушений правопорядка. Хотя семь лет все происходило по тем же сценариям, и никакие правоохранители ничего не сделали, чтобы не допустить смертей.

Но люди все равно идут на Куликово поле. Мы не боимся столкновений — иначе боятся можно всегда, каждый день.

Что сейчас в самом Доме профсоюзов?

Морис Ибрагим: Ремонт здания завершен. Денег особенно не было, как таковой отремонтирован первый этаж, второй и третий подчистили. Сейчас там уже работают профсоюзы, разные учреждения, помещения сдаются в аренду. Открыты адвокатские кабинеты, даже турфирма есть. Но когда я там прохожу, до сих пор гнетет обстановка и представляется, как здесь заживо горели люди. Забор вокруг Дома профсоюзов снесен, сейчас там установлена решетка.

Будет ли в Одессе мемориал погибшим?

Морис Ибрагим: Каждый год, накануне 2 мая, различные политические силы вновь и вновь поднимают вопрос о мемориале погибшим. Безусловно, сама идея мемориала хороша и рано или поздно будет осуществлена, но почему-то эти разговоры сразу же заканчиваются после очередной годовщины трагедии. Кроме этого, я считаю, что в нынешней политической ситуации создание мемориала приведет к различным провокациям. Большинство родственников погибших тоже полагают несвоевременным создание мемориала в нынешних реалиях, и нам нужно прислушаться к их мнению.

Если у кого-то действительно есть желание почтить память одесситов, приглашаем в любое время приходить, возлагать цветы на Куликовом поле, но не нужно устраивать на этой теме политических спекуляций. Многие из родственников погибших сегодня нуждаются в помощи. Например, после гибели мужа женщина осталась с четырьмя детьми и двумя престарелыми родителями. Пенсионерка, у которой погиб сын, едва сводит концы с концами со вторым сыном-инвалидом. Один из выживших в Доме Профсоюзов остался инвалидом, вынужден работать, чтобы выжить. Очень болен еще один выживший, который получил серьезное отравление продуктами горения в пожаре. Мы обращались с просьбой помочь им ко многим депутатам, бизнесменам и политикам, но в ответ тишина. Нужен ли этим людям мемориал?

А что можете сказать о результатах расследования причин трагедии спустя семь лет?

Морис Ибрагим: Расследование до сих пор не завершено, собственно, так и не начато. Оно было обречено с самого начала, ведь скрывались доказательства, покрывались лица, а часть материалов дела просто исчезла. Мы рады тому, что спустя полгода отпустили невиновных ребят — тех самых находившихся в горевшем здании, которых самих же и обвинили в поджоге. Шесть человек провели в СИЗО пять месяцев, еще 30 человек — под домашним арестом и подозрениями. Полтора года назад все обвинения были сняты, дела закрыты. Никакого наказания за гибель людей не получили экс-начальник областной милиции и его зам по общественной безопасности. Ответ на вопрос, кто был фактическим заказчиком трагедии, никто так и не получил.

Семь лет прошло с момента трагедии в Одессе

Фото: Андрей Боровский/ТАССРасследование трагедии не то что не завершено — оно по существу и не начиналосьИз уст матери

Фатима Папура, мать погибшего в Доме профсоюзов Вадима Папуры, до сих пор спокойно не может пройти мимо Куликова поля. Здесь семь лет назад оборвалась жизнь ее единственного сына, самого юного из жертв "одесской Хатыни". Вадику было всего 17.

На странице в соцсетях у Фатимы вот уже семь лет неизменный статус "Я горжусь тобой, сынуля!!!", а все посты посвящены его памяти, памяти парня со своими убеждениями, планами, целями. Которым, увы, не суждено было сбыться. 2 мая 2014-го он не собирался никуда идти. А потом кто-то позвонил, он быстро собрался и ушел. После того, как выбрался из горящего дома профсоюзов, его растерзала озверевшая толпа.

— Он был очень ответственным и порядочным, всегда имел свое мнение и иногда ходил дежурить в палаточный лагерь на Куликовом поле. Я не знаю, как пережила эту трагедию. Все эти годы я живу памятью о сыне. Отмечаю каждый его день рождения. Хоть он навсегда и остался 17-летним.

— Пока никто не ответил за гибель людей, и не понятно, ответит ли. Властям выгодно переложить всю вину на погибших. Но все же хотелось бы верить, что справедливость восторжествует, — говорит Фатима Папура.

Подготовила Елена Мелихова

Семь лет прошло с момента трагедии в Одессе

Фото: Александр Полищук/РИА Новости

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *