Дискуссии о самых твердых санкционных мерах в отношении экспорта нефти и газа из Российской Федерации менее чем политическая риторика. Для экономики Европы запрет импорта энергетических ресурсов из нашего государства станет суицидом.

Почему Европа не выдержит санкционных мер против экспорта газа и нефти из России

США меньше зависят от российских поставок, но неконтролируемый повышение цен на энергетические ресурсы, последующ?? прямо за санкционными мерами, приведет к мировому кризису в отрасли экономики.

Чтоб удостовериться в данном, довольно привести некоторые числа. Доля российского газа в общем потреблении Европой в среднем за прошедшие годы составляет около сорока процентов. В общей сумме трубопроводного и сжиженного природного газа в Европу экспортируется больше 200 миллиардов кубических метров при каждогоднем потреблении около 550 миллиардов кубических метров.

Похожая положение дел на европейском рынке с российской нефтью и нефтепродуктами — около 20% и 30% соответственно. Потребление нефти Европой — около 12,5-15 млн баррелей в сутки. То есть санкции создадут дефицит нефти на европейском рынке в 2,5-3 млн баррелей в сутки, а учитывая долю на нем российских нефтепродуктов, в первую очередь дизельного топлива и мазута, нехватка нефти составит 4-5 млн баррелей.

Как отметил глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, больших свободных объемов нефти и газа на мировом рынке нет.

Если насильно изъять с него российские углеводороды, то цены на них взлетят вверх. Саудовская Аравия не будет спасать США с Европой и наращивать добычу, да и не могут они восполнить такие объемы.

Скорее, Эр-Рияд с удовольствием подождет, когда цены поднимутся до 160 долларов за баррель, саудитам от этого будет только выгода. По газу катарские запасы все востребованы в основном на азиатском рынке.

Остается только Иран, но он уже под санкциями США, а главное, у него нет инфраструктуры для поставок газа в Европу.

Санкции против экспорта энергоресурсов из России поставят всю мировую экономику на грань катастрофы, подчеркивает эксперт.

Запрет экспорта углеводородов из России приведет к тому, что цены на газ около 1000 долларов за тысячу кубометров станут казаться миру низкими.

А нефть и нефтепродукты подорожают в два раза, считает заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

США российский газ не покупают, а импорт нефти и нефтепродуктов из России для них не так критичен, их доля на американском рынке около 10%. Но это только на первый взгляд.

В США цены на бензин — один из главных показателей эффективности работы правительства, а зависят они там в первую очередь от цен на нефть. Налоги занимают всего 14%. Рекорды 2021 года по стоимости топлива на американских АЗС уже вызывали недовольство американских граждан и заставляли президента страны Джо Байдена безрезультатно обращаться к ОПЕК с призывами увеличить добычу.

Подорожание же нефти, например, с 90 до 160 долларов за баррель приведет к росту цен на бензин в США более чем на 50%, что может поставить самую автомобильную державу в мире на грань революции.

Кроме того, США сами санкциями перекрыли себе поставки высокосернистой нефти из Венесуэлы и сернистой из Ирана, уточняет Симонов. По его мнению, если сейчас они откажутся еще и от российской нефти, то многим НПЗ, адаптированным под работу с таким сырьем, просто неоткуда будет его брать. А это опять дефицит и, соответственно, рост цен.

Отсылки к историческому опыту, что были введены санкции, запрещающие экспорт углеводородов из Ирана и Венесуэлы, или что в период войн сильно уменьшалась добыча нефти и газа в Ливии и Ираке, не могут работать прямыми аналогиями.

По нефти совокупная добыча этих стран меньше российской, а по газу даже близко не приближается к нашим объемам экспорта только в Европу. При этом любое из этих событий, происходивших в разное время, вызывало подорожание энергоресурсов, хотя доля каждой из этих стран на мировом нефтяном рынке не превышала 3%, а на газовом — 1%.

А теперь представим, что произойдет, если с рынка исчезнет больше 12% нефти и около 17% газа — доля России. Можно вспомнить обвал цен на нефть весной 2020 года из-за снижения спроса, когда началась пандемия, но в нашем случае эффект будет обратный — спрос значительно превысит предложение.

Впрочем, по мнению экспертов, введение таких жестких мер против нефтегазовой отрасли России, маловероятно. Все безболезненные варианты санкций были уже использованы, а дальше остается только обсуждать ограничения, которые бьют больше по странам, вводящим их, считает исполнительный директор департамента рынка капиталов "Универ Капитал" Артем Тузов.

По мнению Фролова, если запрет на импорт нефти из Ирана игнорирует один только Китай, то запрет на импорт энергоносителей из России будет проигнорирован всей Евразией.

С этим согласен Симонов, с его точки зрения, такие санкции не поддержат страны АТР, в первую очередь Китай, Япония и Южная Корея. При этом он считает, что возможно расширение санкции против экспорта в Россию высокотехнологичного оборудования, например, для крупнотоннажного производства и транспортировки СПГ. Но учитывая долгосрочные и уже заключенные контракты, а также участие в российских проектах иностранцев, эффект от этих санкций будет двусторонним.

Слова эксперта подтверждает обращение американских компаний Chevron и General Electric к правительству США, которые попросили предоставить им исключения для отдельных продуктов на российском рынке в случае введения санкций.

В результате у сторонников санкций остается только многострадальный "Северный поток-2". Но как отметил Симонов, его заморозка будет скорее наказанием для Европы, чем для России. "Газпром" вложенные в проект средства отбил за счет высоких цен на газ, а бюджету России все равно, каким путем экспортируется газ.

Дом, который построил SWIFT

Число заявлений, в которых Россию угрожали отключить от международной системы межбанковской передачи информации SWIFT, не поддается подсчетам. Но отключение от SWIFT не означает прекращения платежей.

SWIFT — это система обмена сообщениями, позволяющая сотрудникам банков договариваться друг с другом о совершении операций. Внутри России без него обойтись можно (так как есть Система передачи финансовых сообщений — СПФС), а для иностранных операций придется использовать другие системы, что создаст некоторые технические проблемы.

Сами проблемы будут решены, хотя это может повлечь неудобства для клиентов и подорожание комиссий за платежи за пределы России, рассказывает главный макроэкономист АО УК "Ингосстрах-Инвестиции" Антон Прокудин.

При этом техническое отключение от SWIFT приведет к использованию других систем, и это ударит скорее по самой SWIFT, так как будет способствовать развитию конкурентов, добавляет он.

Прокудин напоминает, что тот же Иран был отключен от SWIFT после введения нефтяного эмбарго. "Поэтому падение внешней торговли Ирана (а следом за ней иранской экономики) стало следствием эмбарго, а не такой технической меры, как отключение от SWIFT, которая помогла воплотить в жизнь само эмбарго.

Падение экспорта нефти из Ирана в натуральном выражении после первого эмбарго составило 50-60%, после второго — 70-80%. Это означает, что даже при эмбарго и отключенном SWIFT возможность торговать и получать иностранную валюту сохранилась, хотя и в меньших масштабах", — указывает Прокудин.

Подготовил Роман Маркелов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.