После зимних каникул на Апеннинах в группе риска по вируса Covid-19 оказались учащиеся исходных классов, которые, со своей стороны, интенсивно заражают «омикроном» взрослых домочадцев. Все это приводит к целому вороху сопровождающих вопросов. По большей части они соединены с плохо организованной и чрезвычайно перегруженной структурой медицинского обеспечения, экономные траты на которую на протяжение последних двадцать лет последовательно урезались.

Как в Италии вылечивают заболевших коронавирусной инфекцией

В соответствии с новым правилам, в случае установления 2-ух фактов инфицирования весь класс уходит на 10-дневный карантин и начинается удаленное обучение, качество которого из-за плохого веба оставляет желать наилучшего. Конкретно подобное положение дел сложилась в римской младшей школе, где обучается мой 8-летний сын Данте. После того как школьники ушли на самостоятельную изоляцию, родителям сообщили о том, что они обязаны сделать детям за счет семейного бюджета два теста по 8 евро каждый — один сразу, а другой на седьмой день после обнаружения вируса. Если последнее исследование окажется отрицательным и у ребенка не будет симптомов болезни, он сможет вернуться в школу. В нашем случае, увы, все пошло по другому сценарию.

Первый тест, сделанный в аптеке (им, как выяснилось, доверять нельзя), показал отрицательный результат. Но уже через день, обнаружив у ребенка температуру, мы помчались в частную лабораторию. Сделать качественное исследование в Риме не так-то просто, от желающих нет отбоя. Даже если есть запись, нужно быть готовым отстоять длинную очередь, в которой все равны и никому, включая малолетних детей с температурой, не делают поблажек. Учитывая, что дистанция между стоящими минимальная, в такой компании и здоровому человеку заразиться ничего не стоит. Через три часа нам сообщили, что у Данте обнаружен ковид, о чем мы незамедлительно оповестили школьного референта по коронавирусу. С недавних пор в учебных заведениях, в госучреждениях и крупных компаниях появилась и такая должность. Референты ведут статистический учет заболевших и снабжают чисто технической информацией. По всем остальным вопросам следует обращаться к врачу, если, конечно, удастся до него достучаться.

В первый день все попытки дозвониться педиатру завершились полным фиаско. Дело в том, что в Италии бесплатные семейные и детские врачи доступны лишь в определенные часы и дни. К примеру, в выходные они категорически не готовы выполнять клятву Гиппократа. При этом связь с ними возможна исключительно через секретаря или по электронной почте. Находясь в полной растерянности, дабы не терять понапрасну время, мы сами прописали ребенку парацетамол. На второй день нам крупно повезло, педиатр соизволила подойти к телефону, но толку от этого, к сожалению, оказалось мало. Совершенно безразличным тоном она велела давать своему маленькому пациенту 2-3 дня парацетамол, а если ситуация не улучшится, то тогда нам будет позволено потревожить ее еще раз. При этом о личном визите врач даже не заикнулась. С тех пор прошла почти неделя, но по сей день она не удосужилась позвонить или написать, чтобы поинтересоваться здоровьем малыша.

Пока мы приходили в себя от столь циничного и безразличного отношения, которое отчасти вызвано нехваткой персонала и его перегруженностью, коварный вирус подобрался и ко мне. Уже отдавая отчет в том, что рассчитывать нужно только на себя, я прямиком направилась в ту же лабораторию, отстояла точно такую же очередь и вскоре выяснила в онлайн-режиме, что заболела. Поскольку мое самочувствие было несравнимо хуже, чем у сына, я с присущей журналисту настойчивостью путем неимоверных усилий добилась-таки от врача назначения конкретной терапии. Так и не изъявив желания осмотреть мое воспаленное горло лично, она решила меня поставить на ноги в удаленном режиме, а точнее по телефону, выписав мне сильнодействующий антибиотик. Нужно признать: я стала лучше себя чувствовать, но все же до конца не уверена, учитывая побочные явления, что препарат был выбран верно.

Теперь, чтобы выйти из карантина и вернуться к нормальной жизни, нам с сыном нужно сделать повторный тест. Но не все так просто: чтобы получить справку о выздоровлении, исследование должно быть более сложным, а значит, и более дорогостоящим. Кроме того, подобный тест делают далеко не все лаборатории. А это значит, для его прохождения нам, скорее всего, придется воспользоваться общественным транспортом, не будучи уверенными, что мы окончательно выздоровели. Самое настораживающее в этой истории, как мне кажется, то, что все это время, что я нахожусь на самоизоляции, мой "сертификат о вакцинации" (green pass) по-прежнему действует. Никто до сих пор так его и не заморозил. А это значит, при отсутствии сознательности я все эти дни могла бы спокойно ходить по барам, музеям и спортзалам, заражая всех, кто встретится на моем пути. Если мой случай не единичный, боюсь, шансы Италии выиграть неравный бой с коронавирусом затягиваются.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.