Закат США . Стратегический контракт КНР с Ираном

Договор о всеобъятном стратегическом сотрудничестве меж Пекином и Тегераном кидает новый вызов Вашингтону.

Китай и Иран подписали всеобъятное соглашение «о политическом, стратегическом и финансовом взаимодействии». Китай обязалась в наиблежайшие двадцать пять лет вкладывать в Иран в обмен на постоянные поставки нефти. По масштабу сумма сопоставима с валовым внутренним продуктом исламской республики.

Глава Соединенных Штатов Америки Джозеф Байден высказал обеспокоенность альянсом международных врагов, а в Тегеране назвали соглашение с Пекином «частью активного сопротивления» Америке, который «ускоряет её закат». Журналист.net ведает тщательности.

Байден обеспокоен уже год

Китай и Иран вышли на новый, стратегический, уровень взаимоотношений: министры иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф и Ван И подписали в Тегеране соглашение «о политическом, стратегическом и экономическом сотрудничестве».

Комментируя подписание соглашения, в Иране отметили, что оно может «очень эффективно способствовать углублению иранско-китайских отношений».

Китай говорит, что рассматривает договор с Ираном как часть стратегии Один пояс — один путь, которая должна обеспечить реализацию амбициозного проекта Новый Шелковый путь.

Следует отметить, что визит Ван И в Иран — это часть его ближневосточного турне. В числе стран посещения китайского министра — ОАЭ, Оман и три страны, с которыми у иранцев наиболее сложные отношения: Бахрейн, Турция и Саудовская Аравия.

На сегодняшний день Пекин является важнейшим торговым партнером Ирана. До того, как в 2018 году США отказались от соблюдения ядерного соглашения с Ираном и ввели против Тегерана санкции, Китай был крупнейшим покупателем иранской нефти в мире.

Фундамент соглашения был заложен во время визита председателя КНР Си Цзиньпина в Тегеран еще в 2016 году. Тогда стороны условились развивать совместную работу в таких областях, как транспорт, эксплуатация портов, энергетика, промышленность и сервис.

В парламенте Ирана критиковали правительство за переговоры, которые ведутся без согласования с населением страны. Зариф заверил депутатов, что договор будет подписан без секретных протоколов, а общественность получит полную информацию о содержании документа после окончания переговоров.

Несмотря на это обещание министра иностранных дел Ирана, о деталях соглашения о сотрудничестве между Пекином и Тегераном, подписанного 27 марта, известно очень мало.

Среди известных деталей — Пекин будет в приоритетном порядке поставлять Тегерану вакцины от коронавируса. Сейчас в Иране используют препараты из Китая, Индии и России.

Газета New York Times со ссылкой на иранские СМИ пишет, что Пекин обязался на протяжении 25 лет инвестировать в иранскую экономику 400 миллиардов долларов — по масштабу это сравнимо с ВВП Ирана (454 миллиарда).

В обмен на это Тегеран гарантирует стабильные поставки нефти, предположительно, с серьезными скидками. Стороны договорились основать иранско-китайский банк, который может использоваться для расчетов за такие поставки.

Таким образом Иран, вырезанный с мирового рынка нефти жесткими санкциями администрации Дональда Трампа, возвращается в большую нефтяную игру, заполучив крупнейшего в мире клиента.

Китай резко увеличил закупки иранской нефти в начале 2021 года, а в марте довел до исторически рекордных 3,75 миллиона тонн, сообщает Reuters со ссылкой на данные Refinitiv Oil Research.

Аналитики SVB Energy на основе перемещения иранских танкеров оценивают поставки в один миллион баррелей в сутки, что делает Иран третьим крупнейшим поставщиком в КНР после России и Саудовской Аравии.

Скорее всего, соглашение также будет охватывать не только такие области, как экономика и культура, но и более чувствительные сферы — оборонную и разведывательную.

Наблюдатели обращают внимание на употребление в документе словосочетания «стратегическое партнерство». С Россией, например, Китай, несмотря на декларируемое совпадение взглядов на многие внешнеполитические вопросы, заключил договор только о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве.

В прошлом году большой резонанс вызвали слова проживающего в изгнании в США принца Резы Пехлеви, сына последнего шаха Ирана Мохаммада Резы Пехлеви, что в секретной части документа будет идти речь о военном сотрудничестве.

По заявлениям Пехлеви, китайские военные могут быть допущены на иранскую территорию для охраны стратегически важного морского пути по Персидскому заливу.

Выход Тегерана и Пекина на уровень стратегического партнерства по времени совпал с периодом беспрецедентного санкционного давления, как на Китай, так и на Иран, со стороны США и некоторых американских союзников.

Получив политическую и финансовую поддержку из Поднебесной, Тегеран сможет более уверенно чувствовать себя в контактах с Вашингтоном по отмене санкций, введенных при Дональде Трампе из-за работ Ирана по ядерной и ракетной программам.

В доставшемся в наследство нынешнему президенту США Джо Байдену кризисе в отношениях с Ираном Белому дому будет труднее договариваться с иранскими властями по ядерной программе.

«Меня это беспокоит уже год», — признался глава Белого дома 28 марта, отвечая на вопрос журналистов о «зарождающемся партнерстве между Пекином и Тегераном».

А госсекретарь США Энтони Блинкен в интервью телеканалу CNN признал, что «в отношениях с Китаем возникает все больше аспектов, усиливающих конфронтацию», в связи с чем США «должны выстраивать отношения с Китаем с позиции силы».

Ранее, выступая в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, Блинкен включил Китай и Иран в число главных военных угроз для США и Запада — вместе с Россией и Северной Кореей.

«Беспокойство Байдена полностью оправданно. Расцвет стратегического сотрудничества на Востоке ускорит закат США», — написал в своем микроблоге в Twitter секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани.

По его словам, «подписание «дорожной карты» стратегического партнерства между Ираном и Китаем является частью активного сопротивления» Вашингтону.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *